! Итоги круглого стола «Грозит ли волна революций странам Центральной Азии?» / Политика в СНГ / События / Стратагема.орг

Stratagema — cтратегия эффективности

Политика в СНГ

Итоги круглого стола «Грозит ли волна революций странам Центральной Азии?»

27.05.2011
МИПЭ
Круглый стол «Грозит ли волна революций странам Центральной Азии?» прошел 24.05.2011 в пресс-центре РИА «Новости».

В круглом столе приняли участие:

- директор Международного института политической экспертизы (МИПЭ) Евгений Минченко;
- главный редактор журнала "Проблемы национальной стратегии" Российского института стратегических исследований при Президенте РФ Аждар Куртов;
- заместитель декана исторического факультета МГУ, генеральный директор информационно-аналитического центра по изучению постсоветского пространства при МГУ Алексей Власов;
- генеральный директор Института каспийского сотрудничества Сергей Михеев;
- директор по международным проектам Института национальной стратегии Юрий Солозобов.

Евгений Минченко:

Единого сценария для стран Центральной Азии (ЦА) нет.
Внешние факторы дестабилизации (риски) для стран ЦА:
- Нестабильное пространство Афганистан-Пакистан и проникновение в страны ЦА радикального исламизма;
- Возможность дестабилизации Ирана;
- Конкурентная борьба между Китаем, США и ЕС в условиях мирового кризиса, в том числе за доступ к энергоносителям;
- Цена на энергоносители (особенно зависимы от них Казахстан и Туркменистан);
- Изменение климата и прогрессирующая на этом фоне нехватка водных ресурсов.
Дестабилизация по внутренним причинам более вероятна в Узбекистане и Таджикистане. В Таджикистане происходит падение уровня жизни. Узбекистан перегрет за счет демографического давления. Также население этих стран с земледельческим населением более восприимчиво к воздействию со стороны проповедников радикального ислама по сравнению с их менее религиозными соседями-кочевниками.
В Туркменистане возможность хаотизации серьезно недооценена, т.к. противостояние может пойти по племенному признаку. Более того, международный имидж Туркменистана ухудшается, т.к. ожидания либерализации курса при новом президенте не оправдались. По данным экспертного опроса МИПЭ, 50 % опрошенных экспертов считают инвестиционный климат в стране неизменно плохим, 45 % - ухудшающимся. Среди стран, имеющих режим наибольшего благоприятствования в Туркменистане, называются Китай (70 %), Турция (50 %) и Иран (25 %). Подобная геополитическая ориентация увеличивает риски внешнего недружественного вмешательства.
В Казахстане риск волнений создает как раз высокий в сравнении с соседями уровень жизни, а значит и высокие ожидания, сравнимые со среднеевропейскими. У нищего населения Туркмении, например, таких запросов нет.
Очередной верхушечный переворот в Киргизии возможен, но это будет только замены диктата одних кланов диктатом других. Единственное противоядие – выстраивание баланса интересов по линии Север-Юг.
Что касается возможностей силовых структур, то они мощнее всего в Узбекистане, слабее всего в Туркмении и Киргизии. Особенно внимательно спецслужбы стра ЦА сейчас следят за доступностью связи, т.к. увидели, к каким последствиям в Египте привело использование массовых рассылок СМС. В настоящее власти ряда стран ЦА стараются поставить под полный контроль данный канал мобилизации, а также Интернет. Недавний скандал с выдавливанием компании МТС из Туркменистана и последовавшее за ним резкое ухудшение качества связи связан в т.ч. и с политическими проблемами режима Г. Бердымухамедова.

Аждар Куртов:

Маловероятно, что в ближайшее время будут революции в ЦА, в первую очередь, потому что социально-экономическая ситуация сейчас лучше, чем в 90-е годы.
На данный момент, одним из факторов политического риска для Таджикистана можно назвать ухудшение климата, недостаток воды.
Второе – противостояние с Узбекистаном из-за строительства новых гидросооружений, что может привести к вооруженным конфликтам.
Третий фактор риска заключается в том, что население банально не получает продуктов первой необходимости.
Четвертое – это очень большие сложности с закупкой российских горюче-смазочных материалов.
Нужно учитывать, что фактор воспоминаний о прошедшей гражданской войне не тотален – некоторые уже забыли, как это было.
В Таджикистан на данный момент возможна не революция, а переворот в пользу одной из элитных группировок.
Киргизия – единственная из стран, где ВВП не показывает роста, что является одним из ключевых рисков. Второй основной фактор риска – предстоящие президентские выборы.
Основные риски в Узбекистане связаны с аграрным перенаселением, растет число гастарбайтеров. Арабский сценарий в Узбекистане вполне возможен в случае отхода Каримова от власти, т.к. ее нельзя консолидировать в течение нескольких дней. Таким образом, преклонный возраст политического лидера является весьма серьезным фактором риска.
Алексей Власов:
Эксперт сосредоточился на описании внутренних рисков, дестабилизирующих факторах. Население региона молодеет, что может, по его мнению, спровоцировать конфликт поколений. Молодое поколение несет в себе конфликтную культуру по отношению к соседям по принципу «свой-чужой».
Также среди факторов риска выделяются:
- Рост национализма;
- Рост религиозного сознания, это относится даже к Казахстану;
- Отсутствие социальных лифтов;
- Потеря русского языка создает проблемы для миграции – люди не могут уехать в Россию на заработки;
- Коррупция, слабое государственное управление, особенно это относится к Киргизии и Таджикистану;
- Отсутствие горизонтов планирования будущего. Частично это есть только в Узбекистане и Казахстане.

Сергей Михеев:

Либеральный вектор арабских революций – это полная ерунда. Всем ясно, что это не демократические революции, вопрос стоит в том, революции ли это вообще? Ответ: нет, это дестабилизация.
В ЦА есть 2 вещи, которые ведут к сильной дестабилизации:
• Внутренняя конкуренция элит и кланов;
• Давление внешних факторов.
Например, одна из глобальных держав всегда может захотеть поуправлять уже запущенным процессом дестабилизации, поэтому нельзя исключать в таком случае вмешательства крупного геополитического игрока (США, Китай. ЕС, в меньшей степени Россия). У Казахстана и Узбекистана также добавляется риск спокойной передачи власти, у руля пожилые лидеры, а механизм перехода не отработан.

Юрий Солозобов:

Эксперт отметил, что революций не было, перед нами череда срежиссированных переворотов, в которых были использованы технологии совместных действий националистической улицы и прозападной элиты. При этом, очевидно, что для Запада «эталон демократичности» в ЦА – Афганистан Карзая, где уже год не могут подвести итоги президентских выборов.
У Туркмении могут быть особые проблемы, т.к. он может стать пешкой в большой игре против Ирана, где одной из задач является создать нестабильность на границах шиитской республики.
Правильный ответ на волну госпереворотов на Ближнем востоке для стран ЦА, по мнению Солозобова, строительство государства развития. Как пример он привел Казахстан, у которого горизонт планирования достигает 20 лет.

Комментарии:

    Только авторизованные пользователи могут оставлять комментарии. Авторизуйтесь, пожалуйста.


    Fatal error: Call to undefined method nc_auth::get_value() in /home/u463273/stratagema.org/www/netcat/full.php(718) : eval()'d code on line 96