Stratagema — cтратегия эффективности

Интервью

"Принципы построения выборной технологии везде одинаковы: либо пугаешь, либо мотивируешь чем-то хорошим"

02.12.2004
Николай Петрович Сидоров, политконсультант, вице-губернатор Приморского края. Первые выборы провел в 1993г. 7 лет работал с КГ "Имидж-Контакт", участвуя в десятках избирательных кампаний в России и за рубежом.
Николай Сидоров, Политконсультант, вице-губернатор Приморского края

Существуют ли на ваш взгляд универсальные политические технологии и если "да", то какие?

- Да, существуют, потому что все технологии, имеются в виду политические, воздействуют на универсальные объекты. Объекты приложения технологий - это сознание избирателей. Технологии воздействуют "на голову". Голова у всех одинаковая в принципах функционирования, что у негров, что у алеутов. Собственно говоря люди -  это одна популяция, которая скрещивается внутри себя. Значит, в принципе, на них можно универсально воздействовать. Что не раз доказывали так называемые кросс-культурные исследования, которое находили одинаковые черты, как у  пигмеев, так и у эскимосов.

А если серьезно, как это подтверждается на практике?

- На практике подтверждается так:  возникает социум, в котором есть определенные межличностные  отношения. Если выстроено племя, то у этого племени есть обязательно какой-то вождь, есть подчиненные. Если есть соотношения между подчиненными (взаимоподчинения), то обязательно существует взаимовлияние. Существует оно по всем общим законам. Значит, возможно использование природных (архитипических) страхов, использование чего-либо в качестве мотивации, например, "кнута и пряника".

Если выходить на кросс-культурный уровень? Я имею ввиду Европу, СНГ. Работают ли эти технологии, применимы ли там? Или действуют в рамках ограниченного количества стран?

- Вот эти принципы построения самой технологии везде одинаковы. Либо ты пугаешь, либо ты мотивируешь чем-то хорошим. А уже практика, техника исполнения, в принципе, может различаться только в том, что привычно этим людям. Языковые различия дают те же самые различия в технологиях. Например, так это было в Казахстане. В Грузии у нас были переводчики, которые переводили наши идеи на грузинский. Это послеСНГешное пространство и там еще есть остатки общей идеологической платформы, выстроенной в Советском Союзе. Легко выявить подобные идеологемы в сознании людей  любой страны. Надо почитать их эпос, сказки, и станет ясно, на чем основывается их система ценностей. Как только будет понятна система ценностей, будет понятна общая технология воздействия на сознание.

Что в вашем понимании технология?

- Приемы, которые ты используешь - напугать плохим или обрадовать хорошим. А дальше идет техническое исполнение: пугаешь ли через средства массовой информации, либо создаешь параллельную СМИ структуру. Для меня все очень просто: есть "голова", есть каналы доступа к ней, такие как телевизор, газета, агитатор, соседи и пр. То, что вы называете повесткой дня - это уже содержание для каналов доступа. Во-первых, это техника "обволакивающего" доступа - все существующие каналы надо проконтролировать. А во-вторых, в эти каналы доступа надо "засовывать" любое мотивирующее содержание. То есть, если первая задача выполнена, если есть канал доступа, то есть ты -  канал доступа, который перебивает соперника, то дальше я уже создаю конкурирующую по содержанию информацию.

Все ли технологии можно свести к "напугать" и "замотивировать"?

- Конечно. Все в жизни к этому можно свести.

А при работе с элитой?

- То же самое. Элиту можно пугать и поощрять. Человек устроен так, что ему нужно разрушать неопределенность, убирать свои страхи. Например, исследователь, когда лезет в микроскоп, боится, что его могут пожрать бактерии( вот его истинная мотивация). То же самое ученый, который смотрит на звезды - ему надо заглянуть туда, чтобы разрушить свою неопределенность. Потому, что неопределенность пугает больше всего  и разрушение её , мотивирует его на поступки. Но одного человека мотивирует на поступки то, что он убегает от страха, а другого мотивирует то, что он бежит к удовольствию.

Хотелось бы услышать примеры мотивационных техник. Например, которые работали в Грузии.

 - Хорошо, пример мотивационной техники - общесформулированная стратегия запугивания страхом коммунизма. Зюганова дискредитировали посредством идеологемы: "Если коммунизм вернется - вам будет плохо жить". То же самое было на президентских выборах в Грузии, не последних, а предшествующих.  В кампании участвовал аджарский политик, про которого кричали, что он на самом деле коммунист, а Шеварднадзе - напротив, прогрессист. В Казахстане тоже кричали, что Назарбаев - друг перемен, но там-то, по большому счету и не было выборов.

Еще есть что-нибудь интересного? Какая технология, например, работала в европейских странах?

- Не понимаю. Технология - это повторяющееся действие, дающее определенный результат. Я думаю, что в политике могут быть технологические принципы, и не может быть технологий. Потому что мы работаем не  в ситуации причинно-следственных связей. Технологии работают там, где есть эти причинно-следственные связи. Мы когда берем резец - сунул деталь, сделал три оборота - и у нас получился определенный результат: три бороздки. И это технология, ее и в этом месте повторишь, и в другом - она будет работать там, где есть причина и следствие. У нас же есть вероятностные связи. Если мы работаем с вероятностными связями, значит, только принципы, я считаю, могут быть перенесены и повторены в любой культуре.

Хорошо, надо разделять эти понятия. Есть принципы.

- Да. Подход по системе принципов.

Есть еще "техника". Вот директ-майл, это что?

- Это прием. Это один из каналов доступа. Везде каналы доступа универсальные.

"Двойники" это что  - прием?

- Двойники - это содержательный способ (прием) привлечения внимания. "Двойник" - это не технология. Технология -  это когда сделал в одном месте - получилось, сделал в другом месте - опять получилось.

То есть таких у нас, получается, нет. Есть  только принципы?

- Есть принципы. У человека два уха и он получает информацию через уши, через глазки и через сами ощущения.

Хорошо. У нас получилось следующее:
· есть каналы  доступа - E-mail, пресса, ходоки, сеть и пр.
· есть приемы, например, "двойники" кандидатов,
· есть принципы - это угроза или поощрение


Хорошо, спасибо, дали определение понятиям. Приведите примеры стран, где срабатывали эти универсальные принципы.

- Украина, Грузия, Бурятия, Ненецкий округ, Алтай, Приморский край, Владивосток, Сахалин то есть за эти места могу сказать наверняка я там работал.

Есть ли противоположный пример - есть ли страна, где использовались специфичные подходы и принципы?

- Специфика может быть только в приемах, например, в Африке - применение тамтамов как  канал доступа. Либо привлечения внимания. У нас там может быть какой-то факт привлекать внимание, а в их культуре этот факт им не интересен.   Я допустим обрезание считаю издевательством над малолетними.

Можете привести пример из вашей практики?

- Конечно. В практике коллег было такое: на губернаторских выборах во Владивостоке московские имиджмейкеры собирались напугать население криминалом. Мол, этот кандидат связан с криминалом. А у населения лидирующая проблема это коммуналка, и ему (населению) пофик криминал. Это работало в Москве, но не сработало во Владивостоке. Это не работало у Бутова (ЯМАО). "У него три судимости!", - кричали наши противники. А в Ямало-Ненецком округе все браконьеры, постоянно нарушают закон, и этим никого не испугаешь (вообще мафия и криминал - тупо транслированные американские "страшилки", у нас при наличии коммунистов которые 70 лет "мочили" население миллионами  это  песочница ,на практике не проходит как действенный прием) .

А вот что-то в Грузии, в Украине, Казахстане работало эффективно, что у нас в России не применимо?

- Например, из казахстанского опыта многое не применимо к нам. Допустим, для нас не подходит использование содержания, ( и даже  как канала доступа) такого специфичного явления как народные певцы - акыны.

Акынов?

- Это такой перец, который садится и привлекает внимание огромного числа населения) игрой на инструменте, где три струны и песней . А когда проходят соревнования акынов, то весь стадион сидит и угарает ,радуются, грустят!. Собирается тысяч  пять-десять как футбол!!  Причем, когда он брякает, и вставляет чего-то там агитационное в свои песни, то это очень хорошо работает -верят! . Но у нас это не пройдет.

У нас акынов нет?

- У нас вообще нет таких перцев, к мнению которых бы прислушивались, мнение которых бы являлось носителем системы ценностей. У них же исторически не было письменности, они домов не строили, и у них библиотеками были акыны. То есть акын, по определению, есть референтный источник информации.
Я вспоминаю про Грузию. В Грузии очень ценится умение говорить без листа и говорить речь как тост - цветисто и образно. Жвания говорит без листа, и такими образами.
- Вот еще особенность Ненецкого округа. Если ты охотник на волков - ты крутой. Если у нас - ну и что? Бутов  ходил охотиться на волков один на один- это для всего населения круче вареных яиц . А там волков очень много, а одиночных охотников -нет.

Хорошо. Насколько успешен на ваш взгляд опыт привлечения иностранных консультантов из России за рубеж и из-за рубежа в Россию? Может быть,  у вас есть опыт работы с иностранцами?

- Здесь две вещи. Во-первых, и это аксиома для меня, человек приезжий всегда лучше работает, чем живущий в этой среде.

Почему?

- Потому что, у него нет дома и семьи и он после 18.00 не уходит домой. Ему не названивает в обед жена ,теща, мама, бабушка , друг детства (нужное подчеркнуть) и не завет в кино, в магазин, сменить подгузники, на пиво(привести в соответствие с пред идущим) и у него голова забита работой !!!  Второе. У него нет той установки, "замыленности" взгляда, которая есть у местных. Например, мы привыкли в Москве, что у нас есть дворники, которые по утрам шаркают метлой, а во Владивостоке этого нет. Значит, можно сделать - вот вам и прием.
 Или, допустим, в Грузии торговцы ходят по улицам и кричат "мацони!". Они так продают эту сметанку. Местные не видели никакой возможности использовать вот этих вот торговцев. А если бы они кричали на каждом углу "Шеварднадзе!", то возник бы новый агитационный канал. А они об этом даже подумать не могли.
Приезжие делают нетрадиционные для местных ходы, которые выбиваются из фона восприятия и становятся фигурами для местных. Местные на многие вещи не обращают внимания, потому что они для них - обыденность.

Можете вспомнить примеры избирательных кампаний, где именно иностранцы что-то заметили такое и предложили?

- Да. Итальянский дизайнер, подумав и посмотрев, нарисовал изображение города Владивостока одной чертой, и избиратели говорили: "Ой, это наш город!", они узнавали в этой кривульке свой город, им очень нравилось. Местный бы это сделать никогда не смог.
Всегда у любого другого представителя культуры есть багаж своих идей, может быть, с его местным колоритом. Т.е. можно использовать каким-то образом культурные ценности его нации.

А в Украине вы не сталкивались с иностранными консультантами? Не было совместного опыта работы?

- Да, консультанты из тех стран, которые более развиты, всегда могут быть консультантами для тех стран, которые менее развиты в смысле демократического пути развития.

А в другую сторону это работает? Наши консультанты за рубежом насколько успешны?

- Мы по уровню развития стоим не ниже, чем американцы. И культурный багаж у нас больше, чем в Америке, потому что в Америке 200 лет развития, а у нас 2000.

А в СНГ успешно работают наши консультанты или есть трудности связанные, может быть, со спецификой?

- Это зависит от самих консультантов. Это не зависит  оттого, откуда они приехали.
А в Грузии был такой пример: там все любят выпить, и очень многое связано с виноградными сезонами. Поведение предвыборной кампании в сезон сбора урожая обрекает выборы на мизерную явку. Они все виноград  толкут в это время.
Или выборы во Владивостоке: там вообще, в принципе, всем все равно. Жители там, в основном, рыбаки и моряки, которые никогда на власть не полагались в жизни, им на власть наплевать. Поэтому там традиционно очень низкая явка.

Насколько успешен лично ваш опыт? Успешны более кампании в России или кампании за рубежом?

- В Грузии удалось избрать  более ста парламентариев, а в России успехи поменьше, количественноJ.

Это не сопоставимые вещи или вы имеете в виду, что зарубежный опыт для вас более успешен?

- Да, успешнее. Но я бы не ставил в зависимость успешность консультанта от его национальных особенностей. Потому что, например, нельзя сказать, что японцы, более пунктуальные и более успешные в сборке машин, являются, поэтому хорошими консультантами. Они абсолютно не творческие. Мы были у них на съемках кино и поняли, почему они делают хорошие машины - потому что они все делают по 10 раз до тех пор, пока не получится идеально и четко. Например, им нужен определенный свет для съемки определенной сцены, осветителей нет. Они поехали быстро купили осветители (в нашем магазине), поставили, зажгли - не такой свет, переставили, зажгли - нет. Потом свет установили - актер повернулся не так, они пересняли, опять не так повернулся, опять пересняли. Потом понадобился новый осветитель (наш благополучно сгорел), поехали покупать, а его нет. Они его стали заказывать в Японии точно такой же чтоб им изготовили, 10 дней ждали, пока все это из Японии придет, опять поставили этот осветитель, опять поставили этого человека и на 18-ый раз у них все, наконец, получилось. А эпизод такой: герой повернулся и пошел. И вот так они делают все. По 10 раз переделывают, пока не получится так, как это нужно. У них воспитание такое.

Так, а были ли еще какие то проблемы? Языковую проблему как решали?

- Мы брали, перечитывали всю библиотеку, всю мифологию изучали и получали основу для дальнейших действий гораздо быстрее, чем конкуренты. Мы же "заточены" под то, что бы найти приемы, которые влияют на "голову" человека. И мы эти приемы очень быстро находим в любой культуре. То есть если бы меня послали в Африку, я бы быстро нашел способ, как правильно барабанить на тамтаме что передать населению замечательные качества вождя которого избирают.

Что еще осложняло работу?

- Спецслужбы всякие. В Грузии вообще местная служба безопасности изымала компьютеры. Иногда бандиты. В Нижнем Тагиле нашу машину заминировали. Очень мешает окружение кандидата оно обычно "разбирается" во всем и лезет во все…..а на практике это просто люди завоевавшие доверие кандидата и неспециалисты, как правило, в выборах . Консультантов могут "нахлобучить" сами клиенты. Но это уже зависит от психологических особенностей кандидата.

Можете привести примеры не эффективной работы иностранных политконсультантов? Может в Украине или в России?

- На Абашидзе в Грузии работали американцы.

Были какие то находки и рекламные идеи, принесенные извне?

- Да, рекламные идеи были, но здесь не знаешь, американцы их придумали или не американцы. В принципе, рекламные идеи, как правило, у иностранцев лучше. И технически и с креативной точки зрения. Очень интересные изобразительные решения, роликовые решения.
Например, ролик про аджарского льва, сделанный американцами для Абашидзе. Отличный ролик, где он был показан большим и злым львом. Мы, правда, на все это тут же ответили. Мы сфотографировали рядом его и Шеварднадзе, так как Аслан ростом всего 154 см, то сразу вся их идея про "сильного льва" сломалась. Но сам по себе ролик  был отличным.
- Опять же, я считаю, что если делаешь ролик и пытаешься скрыть какую-то слабую сторону кандидата, то конкуренты эту слабую сторону все равно вытащат, и, соответственно, делать такие вещи, по-моему, нельзя.

Что -то еще из практики какой ни будь прием?

- Мне кажется, что прием, который использует одна команда, потом контрприем другой команды - это на самом деле не выборная кампания, это такие "понты", показуха, борьба только  между штабами. Эти приемы не могут быть залогом победы. Для меня ограничения выборной кампании, которую проводят с нуля - это максимум 30% рейтинга. Ведь избиратели не участвуют во всех этих предвыборных боях, и это ошибочное мнение, что электорат сидит и следит за каждым шагом штабов, и все эти "понты" способны только на 30% повлиять. Ход, противоход и все остальное - это банальный развод клиента. И сама по себе тема выборов не цепляет больше половины населения. Значит, половину избирателей мы сразу убираем, из другой половины складываются существующие рейтинги кандидатов - у одного 20%, у другого 30% и остаются немногие избиратели, которые хоть что-то понимают. И получается, что на губернаторских выборах численность штаба и привлеченных для работы лиц доходит до 5000 человек, и численность их соотносима (тот же порядок исчисления) с тем объектом влияния, на который они воздействуют. Зачастую ведь они влияют только на 10 тыс. избирателей.

Но выборы же бывают разного уровня. Одно дело - мы выбираем мэра города, а, скажем, выборы на общефедеральном уровне?

- Хорошо, выборы президента. Участники путинского штаба (сюда по определению  не входит ипартия) - это 890 тыс. людей. То есть соотносимость 890 тыс. - это почти вся администрация, которая примерно 10 тыс. в каждой области, 89 областей. И примерно вся эта администрация вдруг отвечает на ход какой-нибудь там Хакамадины. Т.е сам штаб является едва ли не больше по численности субъекта воздействия, электората, который за этим  не следил. Ведь 70% того, что ты рассказываешь клиенту - это только для него, а 30% на самом деле работает, потому что клиенту никак не объяснишь, что ты не воюешь с конкурирующим штабом. Он же думает, что это война между ним и противником.

Может, есть еще какие-нибудь примеры влияния зарубежных политконсультантов на колеблющийся электорат?

- Самая тупая идея влияет очень здорово, если идет преобладание каналов доступа. Если у тебя каналов доступа 80%, идея тупая-раступая, но все пройдет и все всё съедят.

Что такое страновая специфика для вас?

- Страновая специфика - это, прежде всего, система действующих ценностей. Т.е. что объявлено сейчас ценным в этой стране? Это в Китае очень хорошо просматривается. Объявили ценным, что много кушать - это хорошо, и все китайцы выходили на улицу, показывали, что у них большие чашки, и каждый ел рис из этой огромной чашки. Т.е. у них культ еды.
Другой пример: в Советской Корее электричества не хватает и для того, что бы посмотреть выступление их вождя, останавливались поезда. Они едут, поезд останавливается, электричество переключили на башни, которые транслируют его выступление. Выступление закончилось - поезд дальше поехал.  Они приезжали к нам, привезли книжки о великом пути сына Ким Ир Сена - Ким Чен Ира. Книжка - просто песня! Мы просто все плакали, когда ее читали. Там сюжет построен так: сын создал кружок по изучению биографии своего отца, они собирались 2 раза в неделю, читали биографию вслух, и это была главная деятельность этого кружка, и поэтому потом он стал великим революционером. Хорошая книжка, душевная такая.
Еще пример: во Владивостоке считается, что личность должна быть сильной. Человек должен быть пробивной, сильный, могучий, а потом только умный и честный.
В Грузии главными качествами кандидата должны быть ум, честность, доброта. И эти 3 главных качества должны быть, а все остальное - производные от них. И эти 3 качества меняются в зависимости от страны а в Казахстане сначала честный ,а потом умный.

А кроме системы ценностей входит ли еще что-то в страновую специфику очень важное для кампании?

- Доступность каналов доступа. Если нет каналов, то тебе приходится тратить полкампании на создание альтернативного канала доступа, потому что даже если ты будешь вести супер-кандидата, у которого личные качества идеальные, но его не показывают, про него не пишут газеты, то кампания заранее будет проигрышная. Поэтому приходится 80% времени тратить не на то чтобы показать какой он добрый, а на то что бы вообще создать это канал, чем, собственно, и прославилась наша команда. Это создание альтернативного канала доступа. Таким образом мы работали в Нарьян Маре, Ямало-Ненецком округе.
Там против нас бился ЛУКОЙЛ, который захватил все каналы, все газеты, а у нас был кандидат от действующей власти, но у нее не было каналов, она все профукала просто. Городишко не большой, всего 28 тыс. населения, а выборы были очень дорогие, одни из самых дорогих выборов, в которых я участвовал. Счет шел на десятки миллионов долл. Там по $5 тыс. получили только члены комиссий, что бы правильно все сделать. Деньги, конечно, были шальные. ЛУКОЙЛ, что тут еще говорить. И альтернативным каналом доступа мы сделали огромные стенки из снега и написали на них наши слоганы. Это было дешево и эффективно, так как весь город ходил, практически, по одной улице. Это еще пошло с Казахстана, когда мы писали слоганы на снегу чтоб с моста было видно, или золой 6 метровыми буквами на горе в Алтайском крае.

Существуют ли еще специфика, важная для кампании?

- Наличие или отсутствие значимых "ломов" (Лидеров Общественного Мнения). Скажем, во Владивостоке не было лидеров общественного мнения. А Шеварднадзе был таким "ломом". Тулеев - "лом". И все зависит от того, стоят они в твоем лагере или не стоят они в твоем лагере.
Важна так же система подсчета. Технологий фальсификаций, наверно, больше, чем технологий PR-овских. Специфика определяется в способности повлиять на подсчет голосов и возможность противодействия оппонентам. В Нарьян-Маре все было запрограммировано на фальсификацию. Председатель комиссии "получил". И возможность противодействия у нас была такая: мы чартерным самолетом из Москвы привезли столько корреспондентов московских СМИ, сколько было участков. Потом мы их вертолетами раскидали по участкам. Т.е. на каждый участок у нас был поставлен корреспондент с камерой, на которой было написано ОРТ, РТР. И эти корреспонденты с камерами сидели на участке, были членами комиссии с правом совещательного голоса. Мы дали возможность председателям комиссий сказать: "Ну, ничего не смог сделать! Камеру поставили сволочи!". И эта наша идейка сработала. А ведь этим людям оппоненты дали "штуку" до выборов и 4 пообещали после, если кандидат выиграет на их участке.
Кроме этого, существуют различные способы игры со списками избирателей. Т.е. в Москве в  избирательных списках - всего 4 млн., а живет здесь больше десятка млн., поэтому явка в Москве всегда большая, а на самом деле явка здесь была бы процентов десять, и многие выборы бы не состоялись, если сделать реальные списки. Не состоялись бы выборы Лужкова. У нас проблема неявки на выборы стоит очень сильно. Владивосток всегда отличался низкой явкой: на последних думских у нас было 38% во Владивостоке, а на последних выборах президента было 60%, потому что почистили списки. Выкинули из списков  тех, кто все время болеет или уже умер. Все. Явка поднялась. А сейчас убрали порог явки. 19 раз избирали городскую думу, потому что существовал порог явки 25% во Владивостоке и все 19 раз порог не перешли.

Есть ли страновая специфика в отношениях  клиент-заказчик-консультант? Когда вас приглашают в другую страну, возникает ли специфика отношений с клиентом и его представителями?

- Да, в другой стране нас любят больше и больше доверяют, уважают. Языковой барьер, в принципе, обычно легко преодолевается. У нас в Грузии работало переводчиков 12 человек - это больше, чем членов команды. Они, в основном, нужны для составления всех текстов.

Меняется ли сам стиль консалтинга в другой стране?

- У нас консультант - это, своего рода креативщик и всего понемногу, а у американцев консалтинговая система -  больше формализованная, т.е. эту часть они должны делать, а это должны делать креэйторы, а эту часть должны делать райтеры, а это должны делать социологи.
Поэтому, приезжая на территорию, мы делаем все, потому что, как правило, местные даже не умеют измерить общественное мнение так, как нужно.

А методы исследования и само проведение исследования меняется с учетом территориальных особенностей? Проявляет ли себя в этом страновая специфика?

- Да, проявляет. Например: самые большие искажения происходят на уровне интервьюера. Во-первых, интервьюер не должен быть обучен брать интервью, потому что те, кто умеет брать интервью, влияют на опрашиваемого и так хорошо могут подделать анкету, что не различишь - то ли подделал, то ли опросил. Ведь любой кивок головы интервьюера может повлиять на мнение опрашиваемого. А это, как известно, сильно искажает данные. И специфичность здесь проявляется в том, что после исследования местными обученными интервьюерами и нашими исследованиями получается разница в 20%. И эта разница только на уровне интервьюеров, а дальше еще больше.
Есть такие комичные примеры, как, допустим, в Казахстане. Там интервьюер воспринимается как человек от власти, и опрашиваемые думают, что отвечают на вопросы власти и дают ответы, которые, по их мнению, должны устраивать власть. Вот еще один пример искажения данных.
В Грузии, допустим, интервьюер - это гость. Ему почет и уважение, его нужно накормить, напоить. И ответы на вопросы такие: "А что ты хочешь, что бы я ответил? Напиши что тебе нужно". Поэтому приходится применять специальные проверяющие вопросы. Но вставить в интервью шкалу лжи очень сложно, потому что это примерно 70 вопросов. Например, у Черепкова во Владивостоке есть свое "ядро" сторонников - 50 тыс. человек. Он их всех научил врать интервьюерам. Представьте 50 тыс., которые тебе специально врут, искажая мнение. Они всегда занижают рейтинг Черепкова, и их нужно проверять. Т.е. получается, что есть обученные его сторонники, которым говорят - не говорите, что вы за Черепкова. А 50 тыс. у них - это 10% населения.

А есть ли специфика в отношениях со СМИ? Может быть, в самом механизме функционирования СМИ в разных странах?

- Здесь везде одна общая трудность: все местные СМИ считают, что они знают местную специфику лучше нас и, вообще, лучше всех, потому что проработали именно здесь 20 лет, а на ум им не приходит, почему у них  самих рейтинг доверия 2 - 7%. И очень трудно их убедить, что они не правы. И это становится помехой для построения отношений. Тема работы со СМИ во многом зависит от того  за или против кандидата стоит его владелец и от профессионального уровня журналистов, который, как правило, очень низкий в странах СНГ.
В США все по-другому. У них лучше. У них есть понятие "журналист" и есть понятие "PR-щик", и журналист с PR-щиком вообще не должны встречаться. Они понимают под словом "PR-щик" того, кто создает события, а у нас под этим понятием понимают, что это тот, кто договорился с журналистом, в итоге чего вышла "джинсовая" статья. Вот, собственно, вся разница.

В работе с населением, в полевых структурах как проявляется специфика?

- То же самое, но за те же самые виды работ разные цены. "Ходоки" на Камчатке стоят дороже, чем "ходоки" в Москве. Там меньше чем за $1 тыс. никто не идет работать. В Москве мы платили $300.
Очень большая разница так же и в том, на сколько квалифицирован менеджерский состав в этом регионе. Во Владивостоке жуткий дефицит. Там много денег, много работы, но которую некому делать, потому что многие едут в Москву. Но там нет депрессивности, ничего такого - это все создано СМИ. Это, кстати, тоже специфика средств массовой информации.
От Камчатки до Урала практически нет ни одного центра ОРТ и РТР, который бы успевал к 7 утра подготовить репортаж, т.е. снять его, смонтировать и прислать, кроме Владивостока. И там находятся корпункты ОРТ, РТР и НТВ. У нас 2 часа дня, в Москве 7 утра, они уже успели отснять и перегнать материал. Поэтому Владивосток - буквально третий город по информационным поводам после Питера и Москвы. Но здесь срабатывает второй фактор: если ты присылаешь новость о том, что у тебя все спокойно и хорошо, а у них в центральном офисе есть установка, что в Москве все хорошо и вся Россия живет хорошо, то существует журналистское правило, что в ряде новостей должна быть одна плохая новость и три хороших, чтобы как-то создавать перебивку. Допустим, из Владивостока приходит 3 сюжета - 2 хороших и 1 плохой, а у них в новостях про Москву - хорошо, про Россию - хорошо, то про Владивосток скажем плохо. И они берут тот сюжет, который плохой. Местный журналист, который раз сделал 3 хороших сюжета, а у него взяли плохой, второй раз - то же, автоматически начинает делать плохие сюжеты, потому что их берут. Допустим, во Владивостоке выпадает снег, а там он бывает очень редко, но вся страна знает, что во Владивостоке в этом году были жуткие бураны и снегопады, потому что снять занесенную снегом машину очень легко, потому что ветер и машину действительно может замести с крышей. Или другая новость - нет воды. Снимают капающий кран у бабушки, и как она с улицы тащит бидон с водой.
А снимать новости про Хабаровск лень и про Комсомольск-на-Амуре уже лень, потому что ехать туда 9 часов, поэтому корпункты, которые расположены во Владивостоке снимают такие негативные сюжеты. Это  специфика производства СМИ.

А страновая специфика в рекламе как себя проявляет? Были ли какие-то различия в создании рекламных идей в Грузии, в Украине или России?

- Были. То же самое. Все упирается в систему ценностей. Т.е. если ценно, что кандидат честный, то создается легенда о топорике, которым он поцарапал дерево, которую он рассказал папе, папа его наказал, и больше он так никогда не делал. А если ценится ум, то показывают, как он сидит за шахматной доской, как у нас, например, Шеварднадзе играл в шахматы всю дорогу. Или Дарькин во Владивостоке, который играл в шахматы с женой. Причем рассказывали они про это на фоне их общей занятости. Перед камином стоял шахматный столик, и он, утром уходя на работу раньше жены, делает ход. Жена просыпается, делает ответный ход, он вечером приходит, когда она уже спит, снова делает ход, на который жена утром отвечает.
Или у нас был такой кандидат, чей рабочий день нужно было показать. Мы показывали съемочную бригаду нашего кандидата, как они встали в 5 утра, сняли его окошко, а  у него горит свет. И показали, как эта бригада везде ездила за ним, как им перепало всего 5 минут поесть, как они там быстро заглатывают сосиски и бегут за ним, и как в 12 часов ночи, засыпая на всех углах, журналисты ехали на последнюю встречу, и он им сказал: "Ребята, вы поспите, а я еще немного поработаю". И у него свет остался гореть до двух часов ночи. Им нужно было показать работоспособность кандидата, потому что одно из ключевых качеств в системе ценностей на Сахалине - это трудолюбие.
Та же самая тема с волками. У Бутова. Нужно было показать, что он охотится на волков. Крутили песню про охоту на волков, а у охотников есть миф о том, что взгляд волка, когда в него целишься, невозможно выдержать. Так Бутов, якобы, взглядом "ломал" волка.

А сам уровень подготовленности политиков рознится в зависимости от стран?

- Они все достаточно упрямые. Но если грузинский политик хорошо говорит и хорошо отдыхает - это нормально, а наш - должен работать.
На Дальнем Востоке больше всего ценится сила и мужественность.
Казахи мне меньше всех понравились -  жуликоватые клиенты (По нашему пониманию по их это не жуликоватость, а природная сметка и ум). В Казахстане к тому же сильно влияет жузовая система. Там же 3 жуза и по их представлениям, важно то, из какого жуза кандидат. Если идет преобладание кандидатов из первого жуза, то это не правильно. Должен быть баланс жузов. Если кандидат нарушает баланс, то будь он хоть семи пядей во лбу - его не выберут.
И в Грузии тоже самое. Но  я бы даже сказал, что персональные отличия намного превосходят отличия национальные.

Знаете ли вы кампании, где консультанты не поняли страновую или региональную специфику, и это сыграло какую-то роль?

- Например, кампания во Владивостоке. Специалисты, которые работали на "вертикаль власти", связывали кандидата с тем, что именно его рекомендовал Путин. И это не срабатывало. Т.е. там писали: "Президент. Апанасенко. Россия", и он даже во второй тур не вышел. Они взяли общероссийские ценности. А им это было не нужно. Путин там не авторитет тогда еще был, сейчас -да.
Или вот кампания Малахова на Сахалине, куда консультанты пытались привезти в свое время российских артистов, а там единственный популярный артист - это Николаев.
Так же встречается много лингвистических ляпсусов. Их в Грузии было много. Там есть такой анекдот: "Папа на день рождения сыну подарил пистолет со словами: "Сын, ты уже совсем взрослый, ты теперь сможешь сам защитить себя", а сын через 2 дня прибегает радостный и говорит: "Папа, я поменял пистолет на часы Rolex! Это отличные часы, я бизнесмен, смотри как здорово!". На что ему отец отвечает: "Ты, конечно, отличный бизнесмен, но вот представь: приходят ночью грабители, они грабят тебя и всю твою семью, ты выходишь,  и что ты им скажешь? Ребята, полвторого уже?". И ходила в народе такая тема с этим "полвторого". А на одном из плакатов Абашидзе были нарисованы часы, на которых стрелка стояла на полвторого, а до этого анекдот про "полвторого" пролетел по всем газетам, и связывали, соответственно, Абашидзе с этим глупым сыном.

Есть ли что-то общее в применении технологий? То, что объединяет какие то страны?

- Есть общие системы ценностей, и есть три основных канала доступа в СНГ: "Первый канал", РТР, НТВ и повальная "неумелость" использовать эти каналы на местных выборах.

Меняется ли роль национальной специфики в зависимости от уровня выборов? Имеются ввиду общенациональные, региональные или местные выборы

- Очень сильно меняется. Я бы сказал, что уровень выборов - это количество избирателей. Чаще всего в выборах более низкого уровня СМИ вообще не эффективны, а эффективны личные пожимания кандидатом рук избирателей. И много, особенно в Удмуртии, кандидаты ходили по домам, жали руки, говорили: "Я кандидат. Поддержите меня". Здесь важна личностная харизма и умение понравиться, что бывает среди кандидатов очень редко. Поэтому сам как канал доступа - прохождение по квартирам и пожатие руки - это хорошо, но если морда кривая, то ничего не выйдет.
Так же отличаются и парламентские выборы. На выборах в Госдуму у Черепкова рейтинг около 30%, на выборах в мэры города - около 20%. Чем дальше в лес с выборами, тем больше люди понимают различную специфику исполнительной и законодательной власти. Эта разница замечается социологическими методами. Это сама большая разница, когда население начинает понимать, куда и кого они избирают.
Еще пример: в Якутии на местном уровне одна из ключевых технологий - это подкуп избирателей, в то время как на выборах общенационального уровня подкуп практически не работает или работает, но не как ключевая технология. Потом, если выборы общенациональные, то значительно нивелируются региональные отличия. Соответственно, для президентских выборов характерна меньшая конкретность действий в отношении одного избирателя.

А есть какой-то вопрос, который я вам не задал, но он описывает специфику применения избирательных технологий?

- Да. Я думаю, что по принципам подхода к избирательной кампании не задан вопрос. Для меня есть принципиальная разница в том, как консультант подходит к кампании - как к войне штабов, как к системе построения каналов доступа или как к созданию креатива. Ведь и те, и другие и третьи называются консультантами. Надо ведь оценивать также уровень самого консультанта. А как его оценить?
Все же говорят одинаково….. что прошли или участвовали в более сотни компаний …победили туеву хучу врагофф….завалили бородинское поле врагами в три слоя……ну это отдельная тема для статей…

Так пишите, а мы опубликуем. Спасибо за интересную беседу.

Комментарии:

    Только авторизованные пользователи могут оставлять комментарии. Авторизуйтесь, пожалуйста.

    Закрыть

    Вход на сайт

    Войти как пользователь соц.сетей

    Регистрация на сайте

    Зарегистрироваться как пользователь соц.сетей

    • Вы можете войти, используя вашу учетную запись на сайте Facebook.com.
    • Вы можете войти, используя вашу учетную запись на сайте Twitter.com.

    Войти по логину Stratagema

    Забыли пароль?
     

    Зарегистрироваться с логином Stratagema

    Обращаем ваше внимание, что все поля являются обязательными для заполнения!