! «Победа административного ресурса над черным пиаром». Наше избирательное законодательство всё отдает административному ресурсу и пытается запретить черный пиар» / Интервью / Эксклюзив / Стратагема.орг

Stratagema — cтратегия эффективности

Интервью

«Победа административного ресурса над черным пиаром». Наше избирательное законодательство всё отдает административному ресурсу и пытается запретить черный пиар»

08.02.2005
Николай Студеникин
Владимир Прибыловский, Историк, журналист, президент ИИЦ “Панорама”

ПРИБЫЛОВСКИЙ ВЛАДИМИР ВАЛЕРИАНОВИЧ

Президент Информационно-исследовательского центра "Панорама" с 1993 г.

Автор десятков книг, такие как "Словарь новых политических партий и организаций России" (четыре версии 1991-93), "Сто политиков России. Краткий биографический словарь" (1992), "Вожди. Сборник биографий российских политических деятелей националистической и имперско-патриотической ориентации" (1995), "Претенденты-96" (1996), "Российские политики от А до Я" (1996), "Политическая карта России между парламентскими и президентскими выборами. 55 партий" (1996) и др.

Составитель ряда комментированных сборников документов: "Память" (1991), "Русские националистические и право-радикальные партии" (1995), "Парламентские партии и движения России" (1994-96), "Полемика о российском престолонаследии" (1998), "Русские монархисты. Документы и тексты" (в соавторстве, 1998) и др.

Автор ряда статей об общественном движении 80-х ("Память", национал-патриоты, монархисты, Народные фронты России, социал-демократы, необольшевики и т.п.). Первый или один из первых биографов Александра Руцкого, Владимира Жириновского, Александра Лебедя, Владимира Путина.

Перевел на русский язык "Зверскую Ферму” {“Animal Farm") Джорджа Орвелла (в 1988 году этот перевод под названием "Ферма Энимал" вышел отдельным изданием в Соединенных Штатах, в 1989 - под названием "Ферма Животных" - в советском журнале "Литературный Киргизстан", в 1991 - еще два издания в СССР).

Хобби и увлечения: археологические экспедиции.

- Владимир, на Ваш взгляд, существуют ли универсальные политтехнологии, которые используются в разных странах без существенных изменений?

- Да, универсальные техники есть, что-то применяется везде. Все это дело в Америке в свое время зародилось. Те же листовки, которые  впервые появились, видимо,  во время Великой французской революции. Это было намного раньше, чем даже в Америке, наверное. Листовки можно считать универсальной   технологией. Или те же газеты. Газеты как орган пропаганды  использовались тоже и во время   Великой французской революции (газета «Друг народа», которую выпускал Марат), и, конечно, в Штатах. 

- Мне интересно ваше мнение как политолога, журналиста. Сами механизмы освещения каких-то кампаний, приглашение журналистов консультантами кандидатами, - как-то меняются? Есть ли в этом какая-то специфика или же здесь проявляется что-то универсальное?

- Мне трудно сказать о  специфике. Существует национальная и региональная специфика.  Где-то активно применяется такая технология как убийство кандидата. Где-то не случается вообще. Роль административного ресурса разная. И роль пишущих журналистов и журналистики – где-то она существенная или местами решающая, а где-то вспомогательная.  Роль телевидения разная: где-то    телевизор в каждом доме, а где-то… То же самое об опыте журналиста. Нужно поработать во многих странах, чтобы понять эту специфику на опыте.

- А если сопоставить опыт России с опытом соседей, например, Украина?

- Современная Украина от современной России отличается не сильно [NB: разговор происходил ДО победы Виктора Ющенко]. Примерно то же самое соотношение административного ресурса, денег, влияния журналистов, черного и белого пиара. Тоже можно сравнить разные регионы. На Украине есть некоторые регионы, которые больше похожи на нашу Татарию (Донецкая область, например). Есть регионы, которые похожи на какие-то менее авторитарные области России.

- Т.е. региональная специфика не менее значима, чем страновая?

- В России и на Украине - да.  А если брать такую независимую страну как Казахстан, то ее в целом можно сравнивать с нашей Татарией или даже Башкирией (поскольку режим Рахимова более авторитарный, чем режим Шаймиева).  Роль  административного ресурса максимальная, соотношение других факторов сходное. Конечно, можно еще больше применять администрацтивный ресурс, можно так же сделать: как в Узбекистане или как в Туркмении.  Таких,  как в Туркмении или в Узбекистане, в России, пожалуй, нет сегодня таких регионов. Пока нет. Казахстан и Азербайджан, по моему мнению, примерно на одном уровне в этом отношении - в отношении применения административного ресурса. Они находятся где-то посерединке между Россией и тираническими азиатскими странами. При этом в России есть регионы вполне соответствующие Казахстану и Азербайджану - а именно - национальные регионы – Поволжье и Северный Кавказ. 

Скажем, страны Прибалтики – они наиболее близки к европейской модели, но с оговорками, что в Латвии и Эстонии от 30% до 40% населения не имеет гражданских прав. Избирательных прав. В Эстонии на  местных, региональных  выборах у неграждан  есть пассивное избирательное право, а в Латвии неграждане – или «негры» - вообще не имеют избирательных прав. Там так называемая этнократическая демократия. В рамках полноправных граждан это получается  такая, достаточно близкая к Западной Европе модель, хотя, конечно, еще недоразвитая.  Но если абстрагироваться от того,  что там часть населения лишена гражданства, то Прибалтика ближе к цивилизованным странам. Если распространить эти же права на русскоязычное население (а этот процесс все-таки идет), тогда там будет в общем  европейский стандарт. И даже европейские модели поведения. Вполне.

- Т.е. это такая европейская политическая субкультура. А можно ли говорить, что такая субкультура есть в рамках стран СНГ?

- Совсем другая ситуация.  Хотя общее на постсовестком пространстве это то,  что  везде  заметна  роль административного ресурса. И в СНГ, и в Прибалтике, в той же Латвии, он, кстати, часто применяется.  Но в Прибалтике он хуже  работает. Точно так же, как и в самых демократических странах административным ресурсом пытаются воспользоваться, но, тем не менее, просто благодаря традиции он меньше там работает. Нельзя сказать, что во Франции или в Германии админресурс совсем не применяется. Тоже пименяется. 

Во странах СНГ  роль административного ресурса разная:  от очень большой в России и на Украине - до очень-очень большой, как в Туркмении и Узбекистане. На российском уровне находится еще, кроме Украины, Молдавия и, пожалуй, можно это же сказать об Армении, но с оговорками. В принципе, в СНГ, условно говоря, самые демократические страны - это Россия, Украина, Молдавия и Армения. Но дело в том, что есть антидемократическая тенденция во всех этих государствах. Я только не берусь судить в данном случае о Молдавии, может быть, там   нет таких тенденций, но  в этих трех странах явно наблюдается тенденция к ужесточению роли административного ресурса и уменьшению демократии.  В России Путина это особенно заметно, на Украине Кучмы и в Армении Кочаряна это тоже заметно. В Молдавии, возможно, тоже, но тут я просто не знаю точно.

На Украине есть еще такая особенность. Украина все последние 15 лет  в своем политическом развитии отстает от России на шаг, в том числе и в регрессивном развитии. Россия повернула к «управляемой демократии» азиатского типа - и Украина туда же, но отстает. Сейчас Украина в целом соответствует поздне-ельцинской России, когда административный ресурс работает разнонаправленно. В целом ряде областей Украины административный ресурс работает не на Кучму и его блок, а на его противников. Также было и в России при Ельцине, когда некоторые губернаторы даже когда фальсифицировали выборы – то не в пользу Ельцина, а в пользу коммунистов (хотя, конечно, большинство – в пользу Ельцина).  Сейчас в России все устаканилось: весь административный ресурс работает в одну сторону. Украина к этому идет, но еще не дошла. Она просто чуть-чуть отстает.

- Вы не владеете информацией о работе российских консультантов за рубежом и насколько эффективна их работа?

- Я знаю, что на Украине на парламентских выборах активно очень работали российские консультанты на так называемую Социал-демократическую партию  (объединенную) – партию Медведчука. Марат Гельман там работал, какие-то люди от Павловского. Я бы не сказал, что они работали особенно успешно. Партия Медведчука  получила гораздо меньше голосов, чем ожидалось. Можно, конечно, сказать, что и успешно работали, потому социал-демократы -  это одна из крупнейших фракций в Раде, но, с другой стороны, по слухам, там были вбуханы очень большие деньги. Эти т.н. социал-демократы богатенькие на Украине.  Затраты были очень большие, а эффект не такой уж и большой.

- Вы не анализировали ситуацию, почему так?

- Я думаю, что они примерно столько же голосов получили бы и без русских консультантов. Там не очень была нужны были им эти  консультанты-политтехнологи. Я, вообще, не преувеличивал бы их роль в государствах, тяготеющих к «управляемой демократии». На Украине  гораздо больше была роль административного ресурса, который работал в пользу тех же социал-демократов.  Другое дело, что там такие люди, которые работают в качестве консультантов, могут дать дельный совет, как использовать административный ресурс. Павловский, в принципе, один из самых умных людей в бывшем СССР.  А административным ресурсом можно воспользоваться еще и очень плохо, тем самым самому себе навредить. Но я не знаю, что они там, на парламентских выборах, советовали – консультанты из России. Кроме того, они работали - люди Павловского, например, - в том числе на разных выборах мэрских. В Крыму - в частности, в Ялте и еще где-то. По-моему, “Никколо М” - работал в целом на «едунов», на кучмовский блок. Да, на блок “За ЕдУ”. Они на них работали. Пытался еще на Украине работать Ефим Островский на всех прошлых выборах. На прошлых выборах, по-моему, все фирмы российские, и Ситникова тоже, активно работали на Украине, зарабатывали себе “зелень”, но кто на кого - я не знаю конкретно.

- Какие-то еще примеры по СНГ или по Балтии работы наших консультантов можете привести?

- По Балтии - не знаю, не слышал. А в Казахстан ездят наши, работают московские фирмы на казахстанских выборах. По-моему, это все согласуется там с администрацией президента Назарбаева. Может быть, даже сначала договаривается с администрацией Назарбаева, а потом уже едут. Не знаю, как это делается. В основном, наши там работают на официозных кандидатов. Про Прибалтику я не слышал. Я знаю, что туда были какие-то попытки десанта со стороны Затулина, но, по-моему, ничего особенно не было даже на уровне заказов. Т.е. они там больше какой-то своей пропагандой занимались. В Молдавии русские работали. Тоже были какие-то заказы москвичам из Армении, но конкретно не знаю. А в Узбекистане выборы - это чистая пародия. В Азербайджане выборы в какой-то степени все-таки являются выборами, а вот привлекаются ли там  российские политтехнологии, я, честно говоря, не знаю.  В Азербайджане очень много решается наверху. Но нельзя сказать, что выборный процесс там совсем не происходит. Но там любят  еще и силовые методы. Поэтому ездить туда опасно.

- Насколько успешен в целом опыт работы российских политконсультантов в СНГ? Освоили этот рынок?

- Думаю, что освоили этот рынок. Раз создано столько фирм, значит, люди существуют как-то за счет этого, опыт их успешен. Основной принцип политтехнологов, участвующих в выборах, формулируется так: ГЛАВНОЕ – НЕ ПОБЕДА, А УЧАСТИЕ В РАСХОДАХ КЛИЕНТА.  И этот принцип, по-моему, успешно довольно-таки реализуется.

- А насколько успешен опыт иностранных консультантов в России? Были ли случаи такие участия американцев, европейцев?

- В кампании Ельцина были привлечены американские консультанты, которые потом даже сделали рекламный фильм о самих себе. Не помню, как он там называется. Но они раздули свое значение в этом фильме. Потому что на самом деле они получали очень большие деньги, хотя сами при этом ничего особенного не делали. Их рекомендации принимали с благодарностью и складывали в ящик, не читая. Насколько я знаю, приглашение американских консультантов на президентские выборы 1996 года - это была своеобразная форма «отката» Америке за полученные кредиты и инвестиции. Вообще, наиболее максимальная роль политтехнологов была в 1996 году на президентских выборах – но русских политтехнологов. Конечно, на тех выборах  значительную роль сыграл административный ресурс – вплоть до прямых фальсификаций; были и гигантские деньги. Но более-менее правильно распорядились этими деньгами и административным ресурсом такие люди, как Чубайс, Головков, Русова, тот же Павловский. При этом они не забыли для себя состричь гигантское количество этой «зеленой травы». Тем не менее, успех был достигнут. Рейтинг Ельцина в феврале 1996 года вообще начинался с 2%. Хотя  там, в конечном счете, Зюганова просто обокрали на несколько миллионов голосов, но дело в том, что все-таки сначала, не повысив рейтинг Ельцина хотя бы до 30%, бесполезно было что-то красть. Это кампания, в которой была максимальная роль политтехнологов.

- А по СНГ?

- Я, честно говоря, такого случая, где это играло решающую роль, больше не припомню. В принципе, в более демократической атмосфере более значительную роль играют деньги. В менее демократической атмосфере решающую роль играет  административный ресурс.

Что касается такой характерной вещи, как «черный пиар», который, видимо, неправильно отождествлять с клеветой. Здесь просто есть путаница с терминологией. Компромат бывает разный - правдивый и неправдивый. Черный пиар, видимо, тоже бывает разный. Есть клевета, а есть определенная дискредитация, основанная на фактах, -  которую у нас Вешняков все равно называет «черным пиаром. Если дискредитация основана на фактах, то я считаю это вполне допустимым, моральным и т.д. В некотором роде есть такое противостояние между черным пиаром и административным ресурсом. Черный пиар и административный ресурс очень часто оказываются по разные стороны баррикад. Я в свое время написал маленькую статейку, которую опубликовал в “Moscow Times” и где-то на русском языке более подробную, посвященную нашему избирательному законодательству, которую я назвал так: “Победа административного ресурса над черным пиаром”. Наше избирательное законодательство дало все административному ресурсу и как бы запретило черный пиар.

- Но дырки-то все равно остаются?

- Да, дырки остаются, в которые можно все равно  пролезть. Те же владельцы административного ресурса черным пиаром не гнушаются как дополнительным средством, особенно  - когда они не уверены в своих силах. Кроме того, полностью все это зажать невозможно.

- На Ваш взгляд, есть ли в России такие специфичные технологии, которые могут использоваться только здесь и не могут быть перенесены в другие страны? Т.е. Они применимы только на одной национальной почве и ограничены настолько, что нельзя их заимствовать? Есть ли у нас собственная школа пиара?

- Не знаю. Мне все-таки не с чем сравнивать. Я же американскую технологию, в основном, по Марку Твену знаю, да по советской коммунистической пропаганде. Сравнивать не с чем. С Византией сравнивать, которую я изучал, - что-то можно найти похожее в деятельности цирковых партий, партий ипподрома. Там же – на ипподроме - выбирали императоров иногда.

То, что  Россия – законодательница мод в сфере применения административного ресурса для других стран СНГ, - это для меня несомненно, но я думаю, что это было и раньше, до распада Советского Союза. Был тот же “третий мир”, в который сейчас переместилась Россия. Третий мир существует уже 40-50 лет. Кроме того, был же неразвитый капитализм девятнадцатого века. Я думаю, что почти все там уже было. Конечно, я всех  прецедентов   не знаю, только припоминаю какие-то вещи конкретные из времен бисмарковской Германии или Франция периода Второй Республики. Я думаю, что все это тогда уже было. Просто, может быть, не была развита индустрия политконсультирования. Но с другой стороны, индустрия политконсультирования в Америке очень здорово развита и достаточно давно. Она, может быть, у нас возникла независимо или не сильно зависимо от Америки, но я думаю, что здесь ничего особенного нового не было придумано. 

- Существуют ли какие-то универсальные приемы в журналистике для освещения событий, во время предвыборных кампаний?

- Я думаю, что все это универсальное. Другое дело, что сейчас в западной журналистике выработались свои каноны, которым следуют  в большинстве своем все журналисты. В то же время российская журналистика не следует этим канонам или же им не следует большинство газет.

- Каноны политической беспристрастности?

- Показной беспристрастности, якобы объективности.  Российская журналистика этому просто не следует.  Ну, за исключением газеты «Ведомости». Но дело в том, что американская журналистика девятнадцатого века тоже этим канонам  не следовала.

Лучше сравнивать с началом 20-го века.  Русская журналистика никогда не следовала тому, что в свое время выработала в вопросе беспристрастности американская журналистика, - отделение факта от комментария. Русские журналисты никогда этому не следовали,  не следуют, возможно, что и не будут следовать. Кстати говоря, в Европе этот принципе тоже не так сильно соблюдается. Он более всего соблюдается только в англосаксонской журналистике. Сильно в Штатах. Во французской меньше.

Солидные газеты считают необходимым отделять там факты от комментариев, а несолидные не считают. У  нас есть только одна-две газеты в стране, которые отделяют или стремятся отделять факты от комментариев, а есть те, что не отделяют. Я сам в той степени, в какой являюсь журналистом, никогда не отделял факты от комментариев. В этом смысле я работал в русской традиции. Поэтому мне очень тяжело писать в западную, особенно американизированную  прессу, т.е. всегда приходится себя насиловать.

- Можно сказать, что эта традиция является страновой спецификой России?

- На сегодня, да, можно сказать. Но она является страновой спецификой не только России. Кроме того, аналоги есть в прошлом в американской журналистике. 20-е годы - там период «разгребателей грязи», например, когда была такая  школа «разгребателей грязи» в американской журналистике. Она как раз близка к теперешней российской журналистике, начиная от желтоватого Хинштейна, через более приличного  Минкина и  заканчивая  абсолютно солидным и уважаемым  Щекочихиным. Я думаю, что аналоги в американской журналистике 20-х - 30-х годов ХХ века вполне можно найти.

- Если вообще говорить страновой специфике, то что сюда входит, на Ваш взгляд?  Что такое страновая специфика для Вас?

- Как минимум, язык нужно знать. Например, тексты, в особенности пропагандистские и агитационные, должны быть в рамках существующего языка. Они должны хорошо звучать. Но при этом у нас люди, для которых родной язык - русский, тем не менее, пишут совершенно бредовые вещи. Потом просто приходится удивляться, почему эта партия получила  при своей бредовой агитации не полпроцента, а целых три процента. Примеры отвратительной работы на выборах - это «Союз правых сил» и все его предшественники (ДВР в 1995, ВР в 93-м). Это всегда гигантские затраченные деньги и либо неуспех, либо так себе  успех. Всегда плохо работает на выборах  “Яблоко”. Причем, именно с точки зрения языка. Например, тексты, написанные от имени СПС или ДВР, не понятно, на кого они вообще рассчитаны. Они написаны русскими людьми, но для французских буржуев.  А листовки «Яблока» в последней избирательной кампании – для сорокалетних интеллигентных дам – обожательниц Григория Алексеевича, которые и без этих листовок проголосовали бы за «Яблоко». 

- Что здесь должно учитываться при написании?

- Психология должна учитываться избирателя. Цель любой избирательной кампании - это, во-первых, удержать своего избирателя, убедить его в своей профпригодности для него. Это - борьба в своей экологической нише. А во-вторых, -  как-то, возможно, и  расшириться. Иногда эти цели совместимы, совмещаются. А иногда их, может быть, и не нужно совмещать. Для СПС, например, совершенно бессмысленно было заниматься популистской демагогией. Все равно никто в нее не поверит. А они пыталась.

 А “Яблоку”, например, доля здорового  популизма не помешала бы; «Яблоко» могло бы  побороться за умеренно левого избирателя.  Потенциал популизма, который в “Яблоке” есть, он  на выборах не использовался или не доиспользовался.  Не учитывается психология избирателя, который может проголосовать за партию. В результате “Яблоко” всегда не добирает очень большие проценты на выборах. Потенциал “Яблока” я всегда оцениваю не менее чем в 10-12%. При правильном ведении  избирательной кампании оно могло набрать эти 10-12%. А оно просто-напросто на период избирательной кампании все теряет. Потенциал Союза правых сил я как раз оцениваю очень узко -  5-6%. Но это, в принципе, тоже проходной процент. В этот раз они его  просто не удержали. А в 1999 году удержали, и даже расширили. В целом кампания и в 99-м году у СПС была дрянная, но под конец они выехали за счет удачно выбранного слогана. Я имею в виду: “Путина - в президенты, Кириенко в Государственную Думу». Это был возмутительно демагогический и нечестный  слоган, но чисто технологически он был блестящим. Он учитывал существовавший  момент. Благодаря этому слогану СПС  просто украл тогда часть голосов у «Единства» и даже у ЛДПР.  

- Т.е. здесь еще необходимо учитывать существующую ситуацию, а не только одним блестящим маневром проводить свою кампанию?

- Да. И нужно еще опираться на такие флуктуации в психологии. На последних думских  выборах, если вернуться к СПС, то там, внутри партии, был проект выйти с лозунгом “Путина - в президенты, Чубайса - в правительство”.  Но на этот лозунг нужно было получить согласие администрации президента (как было в 99-м). А его как раз нельзя было получить из-за дела Ходорковского. Если бы дела Ходорковского не было и не было такой полуссоры Чубайса с президентом -  ну, если не с самим Путиным, то со значительной частью его окружения. Поэтому было уже бесполезно просить: «разрешите нам». Не разрешили бы. Поэтому этот вопрос уже не поднимался, хотя за полгода до выборов, в мае месяце,  он внутри партии  обсуждался. Были и сторонники и противники такого лозунга,  но потом спор исчез, потому уже не было основы для спора.

- Что-то еще можно сказать о психологической специфике, есть ли что-то еще такое в стратегии, рекламе? Какая может быть еще страновая специфика?

- Для победы или чтобы денег настричь?

- Для победы, для успеха? Что еще здесь играет важную роль - особенность психологии клиента?

- Всегда имеют значение  особенности психологии клиента, потому что в этом смысле между клиентами бывает очень большая разница.

- Есть ли какая-то разница между клиентами на Украине и в России? Что-то, связанное с психологией?

- Я думаю, что примерно такое же соотношение и в России, и на Украине между глупыми клиентами и умными, между бандитами и сравнительно честными людьми. В целом на Украине и в России люди по психологии одинаковы, в том числе политические деятели. Есть там такие же лохи, которым можно втирать, втюхивать  всё, что угодно, в том числе богатенькие лохи. А есть  люди, вполне все здраво оценивающие. Разницы нет в этом между братьями славянами. .

- Т.е. здесь больше разницы в самих личностях, чем страновая специфика?

- Да. Хотя на Украине, во всяком случае, на западной Украине - нужно владеть украинским языком. А вот на Востоке - не обязательно.

- Страновая специфика в деятельности СМИ как-то проявляется на Украине?

- Там есть следующая особенность. На самом деле там большая часть избирателей читает по-русски, даже на западной Украине. Поэтому любая русскоязычная газета там важнее, чем украинская. Тут от тиража, конечно, много зависит, но дело в том, что тираж русскоязычных газет просто всегда больше. Но это газеты. Еще на Украине очень важное место занимает местное телевидение. При этом, насколько я понимаю, там  русскоязычного телевидения  практически нет. Есть только какие-то кабельные каналы, у которых часть вещания на русском.  Но во многих  регионах Украины российское телевидение принимается – первые два канала. Во-вторых, оно воспроизводится через кабельное телевидение. Поэтому по-прежнему играет определенную роль само российское телевидение. Первый и второй каналы российского телевидения оказывают определенное влияние на политическое положение на Украине. Это заметно бывает в период избирательных кампаний на Украине. На российском телевидении размещаются либо чисто административные заказы, они там каким-то образом договариваются с Сурковым, Лесиным… Или же за деньги. Но  Виктора Ющенко российское телевидение  не будет  пропагандировать ни за какие деньги – Кремль не позволит. 

Несомненно, что российское телевидение играют определенную политическую роль на Украине. Хотя там, наверное, местное телевидение сильней, потому что его все-таки все смотрят. И роль русского языка там меняется. Благодаря тому, что телевидение там украиноязычное, все-таки все больше и больше людей, - пусть они и не хотят читать по-украински,  но они, по крайней мере, привыкают к украинскому языку. И  роль украинского языка, конечно, растет.  Это происходит в первую очередь благодаря телевизору.

- А в других странах СНГ - Вы можете что-то сказать? Есть ли там какой-то языковой фактор?

- В Казахстане, по-моему, телевидение пока еще, в основном, русскоязычное. Там просто нет такого количества казахов, достаточно хорошо знающих родной язык. Хотя и там все уже постепенно меняется в сторону казахского языка. Может быть, уже больше 50% вещания на казахском языке. Не знаю точно. Я слышал, что пока  фифти-фифти. В Латвии и Эстонии на самом деле довольно  большая роль русского языка. Во-первых, все-таки там растет количество русскоязычных граждан, избирателей. Кроме того, в Эстонии на местных выборах постоянно живущие неграждане  хотя сами баллотироваться не могут, но могут избирать (это, кстати, обычная европейская норма для местных выборов, я думаю, Европейский союз скоро заставит Латвию пойти по пути Эстонии). 

Например, выборы мэра Нарвы. В этом русскоязычном городе неграждан просто большинство. Там несколько лет был мэром Эльдар Эфендиев - полуазербайджанец, полуэстонец, человек русской культуры и  русскоязычный, но – полноправный гражданин, благодаря маме-эстонке. Вот он и был избран голосами русскоязычных неграждан. В Нарве роль  русскоязычной прессы  очень высока. Да и в Таллине тоже.

- В других странах, Молдове, например, там есть влияние русского языка?

- В Молдавии -  да. Там русские – полноправные граждане, избирают и избираются. Конечно, там кое-что за последние годы изменилось. Например,  появилась довольно большая прослойка населения, знающая оба языка.  Может быть, важней то, что появилась большая политическая прослойка, которая опирается на обе этнические общности, за которую голосуют и молдаване, и славяне (русские и русскоязычные украинцы). Соответствующие политические партии - та же Демократическая партия  Думитру Дькова. Пусть на последних выборах она и не преодолела 5%-ный барьер. Причем, это сближение русскоязычных и румыноязычных пошло с двух сторон. Условно говоря,  лидеральное крыло бывшего Народного фронта, Партия демократических сил Валериу Матея. Хотя, в основном, она осталась прорумынской партией, но во всяком случае, за нее стали сейчас голосовать те молдаване, которые считают себя не румынами, а молдаванами. И даже какая-то часть небольшая русскоязычных. И наоборот - умеренная часть Интердвижения бывшего. У них там тоже созданы свои партии. Например, была Гражданская партия  Владимира Солонаря – русскоязычные либералы, которые в период межнациональной конфронтации были вынуждены блокироваться с русскими коммунистами и националистами в рамках Интердвижения. (Кстати, забавно: я и Солонарем и с Матеем приятельствовал в советское время. С Солонарем  - по университетской общаге, а с Матеем в музее «Новый Иерусалим» вместе работал).  Гражданская партия Солонаря сейчас, видимо,  распалась, но тем не менее, эта линия никуда не исчезла. Ее сторонники   представлены в  Демократической партии.  Отчасти   - в  Социал-демократическом альянсе Брагиша. Хотя блок Брагиша  в большей степени молдавано-румынский, но он тоже пытается привлечь на свою сторону русскоязычных избирателей. Т.е. эти партии там работают не на раскол, а на объединение граждан. Поэтому выступают на двух языках. Но есть и  Христианско-демократическая партия Юрия Рошку, происходящая от этнократического крыла Народного фронта – этим русский язык  не нужен. Название у них обманное. Они никакие не христиане-демократы, а  правые националисты. Ближайшие аналоги партии Рошки  – это Рогозин и даже Жириновский у нас,  Ле Пен во Франции. Они себя запирают в румынское гетто. С другой стороны, растет,  количество молдаван, которые считают себя румынами, поэтому у румынских этнократов из ХДП есть перспективы. Очень важный фактор румынизации Молдовы – то, что Румыния без пяти минут член Европейского союза. В Европу все хотят – и молдаване-румыны, и молдаване-молдаване, и  молдавские славяне.     

- Т.е. там идет влияние двух полюсов: с одной стороны, российского, с другой - румынского? А Молдова как центр влияния выступает?

- Влияние с двух полюсов – да. Но если Румыния влияет на Молдову целенаправленно, то Россия целенаправленно никак не влияет. У России не было последовательной политики влияния – ни при  Ельцине, ни теперь, при Путине. Просто там  есть такая ориентация на Россию части населения. Начнем с того, что там половина населения уезжает на сезонные заработки в Россию. Причем, треть рабочего населения Молдавии работает не просто в России, а в Москве и в Питере.

- Т.е. можно сказать, что в страновую специфику входит еще и этот фактор?

- Да.  А вот еще специфика Молдавии.  Коммунисты в Молдавии пришли к власти на прошлых выборах, единственный случай на постсоветском пространстве. Причины две.  Они, с одной стороны, перестали быть коммунистами (Компартия Украины Симоненко и КПРФ Зюганова  идут по тому же пути, но они в самом начале этого пути). Компартия Воронина в своей кампании опиралась не на коммунистические идеалы, а на  ностальгию по единому советскому  государству. Они собрали голоса молдаван, не считающих себя румынами, а также  русскоязычного населения -   несмотря на тенденцию сближения молдаван и русских на центристской платформе.  Эту тенденцию компартия преодолела просто потому, что сама сбилась в центр. У правых заимствовала курс на  вступление в Европейский союз, а у  партии «Единство» (это эпигон Интердвижения)  – вступление в Союз Белоруссии и России, хотя эти две вещи практически   совместить невозможно. А еще обещали русский язык сделать вторым государственным.  Так  компартия выступила там как центристская сила и таким образом забрала почти все голоса славяноязычного населения – отняла голоса и у социалистов, и у «Единства» и  у сторонников Солонаря, и даже у Дьякова. Но она не выполнила никаких своих обещаний, данных пророссийской части электората, да и в направлении Евросоюза не продвинулась.   Поэтому  на следующих выборах коммунисты могут провалиться. Потому что у коммунистов осталась одна левая идея – да и той они только на словах придерживаются. Поэтому проблема партии Воронина состоит в том, что она может  потерять власть в ближайшее время, если не сумеет как-то доказать, что  заботится о славянской части своего электората.

- Мы обсудили вопрос страновой специфики, с точки зрения партийных предпочтений. Можно ли само пространство СНГ разделить на какие-то типы стран. Например, в каких странах СНГ ситуация подобна той, что в Молдове?

- По степени развития и недоразвития демократии, как я уже сказал, Молдавия находится примерно на уровне  России и Украины. Национальная специфика - с одной стороны, Молдавия чем-то похожа на Латвию, Эстонию. Но, во-первых, гражданство там есть у всех. Во-вторых, нет напряжения между двумя общинами на бытовом уровне. А в Прибалтике такое напряжение есть. Молдаване не воспринимают русских и украинцев как оккупантов, за исключением там особо продвинутых, из партии Рошки. Даже Приднестровский конфликт  не сделал славян и молдаван врагами на бытовом уровне. Можно было бы сравнить с Литвой, но в Литве слишком мало русских. Там русскоязычное население не играет большой роли, тогда  как в Молдавии играет огромную роль. Это можно сравнить, наверное, с Украиной, потому что идет борьба за роль русского языка. В этом смысле компартии на Украине и в Молдавии по отношению к русскому населению  пытаются действовать одинаково. Похожие у них линии. И также обманывают. Украинская компартия все время идет на выборах под лозунгами защиты русскоязычного населения, соответствующих законопроектов не предлагает.  Хотя, если просто посмотреть на количество депутатов в Верховной Раде, которые теоретически защитники русского языка, если  суммировать  кучмистов и коммунистов... Никто не вносит этот законопроект. Потому что тогда придется проголосовать за него - или за русский язык, или против. Они предпочитают этот вопрос поднимать только в период избирательных кампаний. Похожим образом действуют молдавские коммунисты, у которых сейчас вообще абсолютное большинство в парламенте.

- Можно ли еще по каким-то признакам выделить группу стран СНГ, например, по уровню использования административного ресурса?

- Это примерно соответствует развитости или неразвитости демократии. Про демократию в Туркмении и Узбекистане говорить бессмысленно. Там не административный ресурс даже, а просто абсолютная монархия. Но возьмем следующую группу стран - Казахстан, Азербайджан.  Какие-то остатки-зачатки демократических институтов есть, но можно сказать, что роль административного ресурса максимальная. Армения – она где-то посередине между Казахстаном и Азербайджаном с одной стороны, и Россией, Украиной, Молдавией, с другой стороны. Пока не достаточно еще информации по Грузии, каков режим Саакашвили в плане фальсификации выборов, роли админресурса  - лучше он, чем при Шеварднадзе, или нет. При Шеварднадзе Грузия, скорее, была ближе к Казахстану и Азербайджану, чем даже к Армении. Можно сказать, что Грузия и Армения чем-то похожи, но Армения чуть поближе к демократии, а шеварднадзевская Грузия  - подальше. Постшеварднадзевская – надо еще посмотреть. Белоруссию я поставил бы на место рядом с Казахстаном. Вся эта антилукашенковская истерия - на Западе она сильно  преувеличена. Да, Лукашенко - это недемократический режим, но тогда нужно те же самые слова говорить о Назарбаеве. Ничем не отличаются они особенно. У Лукашенко в чем-то меньше демократии, чем у Назарбаева, а в чем-то больше, по мелочам.

Пожалуй, что к группе Армения – Грузия, то есть к промежуточной группе,  можно присоединить  Киргизию Акаева.   Но  динамика демократического развития Киргизии отрицательная, т.е. это - регресс. Киргизия «уезжает» от России и Украины в сторону Казахстана и Азербайджана. Еще несколько лет назад можно было сказать, что Киргизия, пожалуй,  больше похожа на Россию и Украину.  Сейчас она больше похожа на Армению Кочаряна, Грузию Шеварднадзе.  А, может быть, завтра она будет уже похожа больше на Казахстан или даже Узбекистан. Демократия в Киргизии заметно деградирует.

Но и сама Россия тоже «поехала» в Казахстан, у нас тоже ростки демократических институтов засыхают. Демократия сейчас почти на всем постсоветском пространстве  деградирует.  Кроме Прибалтики, где русские постепенно увеличивают объем своих прав. У Саакашвили в  Грузии я пока не замечаю существенных изменений. 

Таджикистан - там еще война по-настоящему не прекратилась. Таджикистан Рахмонова ближе к тираническим режимам  Каримова и Ниязова. Просто в Таджикистане  авторитаризм сочетается с  войной, разрухой и  бандитизмом. Авторитаризм президента Рахмонова ограничивается не демократическими институтами, а полевыми отрядами и бандитскими шайками. Это страна, где меньше административного ресурса, потому что очень большие криминальные ресурсы. Таджикистан - это страна максимально криминального ресурса.

- Получается, что там своя специфика присутствует?

- Да. Это, наверное, и будет  спецификой Таджикистана. Эта черта - криминальный ресурс – еще она, кстати, присутствует и во всех трех закавказских странах. Просто поменьше, чем в Таджикистане, но побольше, чем в других странах СНГ.
 

Комментарии:

    Только авторизованные пользователи могут оставлять комментарии. Авторизуйтесь, пожалуйста.


    Fatal error: Call to undefined method nc_auth::get_value() in /home/u463273/stratagema.org/www/netcat/full.php(718) : eval()'d code on line 94